На шляху до розвинутої Європи: ювенальна юстиція нас береже

Не рекомендується читати хворим зі слабким серцем.

Одразу скажу, що не маю нічого ані проти розвинутої Європи/Азії/Америки, ані проти розвинутої України. Але — висновки робіть самі.

Звідси

Николаевское дело. 13 декабря состоялся суд по делу Болотовых. На суд специально приехал юрист, который защищал семью в прошлый раз. Новая судья хорошо разобралась в деле. Она объективно вела дело, даже указала прокуратуре и органам опеки необоснованность их обвинений и их нарушения.

Александр Болотов рассказал что сделано для улучшения ситуации в доме: подключена вода, решается вопрос с газом, все претензии опеки учтены.

Тут можно было бы и закончить этот процесс и отдать Артура родителям. Но.. по настоянию органов опеки привели Артура Болотова который заявил, что… ОН НЕ ХОЧЕТ ВОЗВРАЩАТЬСЯ В СЕМЬЮ.

Мы все с вами видели видеозаписи встреч Артура с отцом в приюте – ребенок спрашивал когда папа его заберет, папа постоянно ему говорил что скоро он будет дома и глаза ребенка наполнялись надежной и радостью. Тоже самое неоднократно Артур говорил бабушке, Юрию Юрину, журналистке из Киева, что он хочет домой, скучает за родителями, братом и сестрой. Вся эта информация есть в Интернете и любой интересующийся может с ней ознакомится – есть не одна видеозапись где Артур говорит, что он хочет домой.

Несколько месяцев обработки – и ребенок сам отказывается от семьи. Как оценит это преступление суд – мы увидим. Следующее заседание 13 января

Артура уже настроили за эти 9 месяцев против родителей. Даже если он вернется в семью, то вряд ли его детская психика сможет пережить этот удар и вернуть ту любовь и отношение к папе и маме, которое у него было изначально. Он нуждается в психологической реабилитации. Специалисты-”психологи”, которые работали с ним, по видимому хорошо постарались. Возможно Артура просто элементарно запугали, но более вероятно что различными психологическими воздействиями заложили неприятие к родителями, особенно к маме.

Николаевское дело Болотовых многое нам продемонстрировало – в какое беззащитное положение ставят семью ювенальные чиновники. Какие лицемерные лозунги защиты “прав ребенка” нам показывают круглые сутки по телевизору и как на самом деле государство отреагировало на ювенальный беспредел в Николаеве. Как элементарно попираются законы и покрывают друг друга чиновники. И как важна личная позиция, сила духа и общественная поддержка тем кто попал в эти сети.

Никто кроме нас самих не будет защищать нас и наших детей. Как показывает наш опыт (и российский опыт тоже) когда родители объединяются, то никто не может обидеть или отобрать их детей. Поэтому крайне важно, что бы в каждом городе, поселке был родительский комитет, который сможет защитить свои семьи и детей.

А це — спеціально для тих, хто ще досі вірить казочкам про добрих та справедливих ювеналів. Читати важко, але краще про це знати, ніж не знати + розповідати іншим, в т.ч. і у своїх (а особливо дитячих) бібліотеках :

«Жизнерадостная, цветущая молодая женщина бросилась под поезд вечером того же дня, когда у нее отобрали двоих детей. Эта трагедия произошла 15 сентября в Лохвицком районе Полтавской области. У Юлии Матяш сначала забрали старшего ребёнка, семилетнего Максима. Мать сразу же пошла за ним в социальную службу и взяла с собой младшую дочь (она никогда не оставляла детей одних дома). Когда Юлия вошла в кабинет, на неё сразу набросились сотрудники социальной службы и стали отнимать полуторагодовалую дочь. Юлия хотела вырваться и убежать, но ей стали угрожать, что если она сейчас же не отдаст ребенка, то к ней приедут с нарядом милиции. Чтобы не напугать и не поранить ребенка, Юлия согласилась отдать дочь. Документов ей не дали. Вышла из здания социальной службы одна. 

Целый день она просидела дома. На звонки почти не отвечала, тем же, кто прорывался, говорила: «Берегите детей! Эта самое важное!» и беспрестанно рыдала. Детские кровати пустые, куда попадут ее дети — неизвестно. Около одиннадцати вечера она вышла из дома и пошла по дороге. Подойдя к железнодорожным путям, увидела идущий поезд и бросилась под него.»

«Освещавшая» самоубийство Юлии местная газета тоже вылила массу грязи на погибшую. Было написано, что в вечер накануне самоубийства она сидела в баре(!) с друзьями, что часто оставляла детей одних, избивала их, что она не посещала детей в больнице, хотя ей было разрешено это делать, и даже памперсы вынуждены были приносить учителя! Всё это — бессовестная ложь, которую распускают чиновники. Ведь всего полдня прошло с того момента, как она лишилась детей и до того, как она погибла! Как и когда она могла посещать детей? Подробнее 

*** Примечание
Данные касательно исследования эффективности ЮЮ Канады, приведенные в ходе круглого стола —
«Серьезное исследование, проведенное Канаде и опубликованное в августе 2009 года, показывает: система ювенальной юстиции имеет отрицательное влияние на малолетних правонарушителей и их последующую жизнь, уменьшая их шансы на возвращение в нормальное общество.
В исследовании, проведенном Уберто Гатти из Генуэзского Университета (Италия), Ришаром Тремблэ и Фрэнком Витаро (Монреальский университет), было проведено сравнение «взрослой» криминальной статистики двух категорий взрослых, бывших малолетних правонарушителей: тех, кто прошел через «ювенальную систему» и тех, кого она миновала.

В сравнении с теми, кто имел в юности схожую историю противоправного поведения, но не стал «пациентом» ювенальной системы:
• те, кто получил мягкие «ювенальные» приговоры (принудительное консультирование, общественные работы, возмещение ущерба), – в 2,3 раза чаще совершали преступные деяния во взрослом возрасте.
• те, кто получил «ювенальный» испытательный срок, – в 14 раз чаще совершали преступные деяния, став взрослыми.
• те, кто был в юности помещен в ювенальные исправительные заведения, – в 38 раз чаще становились преступниками, повзрослев.

«Чем более серьезным было вмешательство ювенальной системы, тем большим было его негативное воздействие», указывают исследователи. Фактически, действующая система ювенальной юстиции является криминогенным фактором».

Реклама